МосАвтоЮрист


Задать свой вопрос сейчас

Заказать звонок

Воскресенье, 19 Мая 2013 17:00

О секретах правильной фотосессии

Обычно в суде мы отстаиваем интересы истца. А тут защищали ответчика. Компания «Ингосстрах» хотела стребовать с него деньги.

 

ВИД СТРАХОВАНИЯ. Каско

РИСК. Ущерб

ОТВЕТЧИК. Наш клиент

ИСТЕЦ. Компания «Ингосстрах»

АВТОМОБИЛЬ. BMW 525

СУММА ИСКА. 446 620 руб.

ВЗЫСКАНО. 26 655 руб.

МЕСТО РАССМОТРЕНИЯ ДЕЛА. Люблинский районный суд г. Москвы

ДАТА. Авария произошла 9 июля 2010 г. Решение вынесено 16 января 2013 г. Вступило в силу в марте 2013 г.

 

ИНГОССТРАХ И РОССГОСТРАХ

Сначала была авария – Nissan врезался в BMW 525. У владельца BMW имелся полис каско, купленный в «Ингосстрахе». И страховая компания возместила ущерб, потратив на ремонт 566 620 руб. Выплата немалая, далеко не каждый страховщик сделал бы такую. Но «Ингосстрах» собирался залатать эту прореху в своем бюджете, прибегнув к статье 965 ГК РФ, которая посвящена суброгации, то есть праву компании требовать с причинителя вреда сумму, потраченную на возмещение ущерба. Ясно, что самому причинителю вреда это ничего хорошего не сулит. Уточним, что частично требования «Ингосстраха» были удовлетворены другим страховщиком. Прижимистый «Росгосстрах», в котором была застрахована ответственность виновницы ДТП, беспрекословно пожертвовал в пользу своих коллег 120 тыс. руб. Таким образом, сумма, которую «Ингосстрах» требовал с причинителя вреда, уменьшилась и составила 446 620 руб., что было, конечно, приятно, но в целом не решало проблемы.

 

ЗА ЧТО ЗАЦЕПИТЬСЯ?

Когда клиент обратился к нам за защитой, у него уже кое-что было. После претензии от «Ингосстраха» он провел по представленным «Ингосстрахом» документам свою экспертизу для оценки нанесенного им ущерба. Экспертиза насчитала совсем не много – 185 824 руб. без учета износа или 145 684 руб. с учетом износа. Суммы совсем не похожие на те, что «объявил» «Ингосстрах». Причем в данном случае следовало принять во внимание именно вторую, «изношенную» цифру, так как при аварии ответственность причинителя вреда ограничивается суммой ВОССТАНОВИТЕЛЬНОГО ремонта.

Итак, всего-то 145 684 руб. А откуда тогда взялось остальное? Ясно откуда, от компании «Автопорт», официального дилера BMW, который восстанавливал поврежденный автомобиль. Вот по документам этого техцентра «Ингосстрах», собственно, и хотел взыскать деньги. Но документы техцентра не внушали нам особенного доверия. Поэтому было решено ходатайствовать о проведении судебной экспертизы, которая бы смогла дать свою оценку мнению предыдущих экспертов и мнению мастеров «Автопорта». То есть оценила материалы дела, поскольку сам автомобиль уже отремонтировали, и осмотреть его было нельзя.

 

РЕЗУЛЬТАТ ЭКСПЕРТИЗЫ

Выводы судебной экспертизы и есть самое интересное в этом деле. С одной стороны, эксперты не подвергали сомнению выводы своих коллег – оценщиков, нанятых нашим клиентом. Здесь, утверждали они, как раз нет претензий. Выявленный ущерб отражает реальную картину, а способы устранения повреждений соответствуют характеру их тяжести.

Но вот к актам, составленным мастерами дилерского техцентра, у судэкспертов возникли большие вопросы. Во-первых, все эти акты, описывающие ущерб, составлялись «в закрытую», заинтересованные стороны на осмотр не были приглашены. Во-вторых, перечень поврежденных деталей в актах согласования не подтверждается имеющимися в деле фотоснимками. То есть сами снимки есть, но они не выдерживают критики. Обзорные и узловые фотографии отсутствуют, а это значит, что совершенно невозможно определить главное – что за автомобиль изображен на фотографиях. Да, это какая-то машина, да, вроде бы частично разобранная «пятерка» BMW, да, видны груды снятых деталей, но больше ничего определенного здесь и не скажешь. В «фотосессии» не прослеживается единства. Принцип съемки «от общего к частному» не соблюден. Тот ли самый автомобиль виден на снимке? С него ли сняты все эти детали? Соответствуют ли их повреждения последствиям ДТП – все это остается загадкой.

В-третьих, акты согласования скрытых дефектов составлены не уполномоченным на то лицом, а сотрудниками ремонтной организации, которая просто по роду своей деятельности заинтересована в преувеличенной оценке ущерба.

Мы, оценщики, констатировал в своем заключении судебный эксперт, не можем рекомендовать суду принимать или не принимать во внимание представленные сторонами доказательства. Но со своей стороны должны заметить, что доказательства эти не выглядят убедительно.

 

РЕШЕНИЕ СУДА

Именно на оценке судебной экспертизы и было основано решение суда. Ответчик от финансовой ответственности не уклонился, но сумма суброгации была ограничена цифрой, которую насчитали независимые эксперты, нанятые ответчиком – 145 684 руб. (с учетом амортизации). Однако поскольку 120 тыс. руб. «Ингосстрах» получил от «Росгосстраха», арифметика была для нашего клиента еще приятней: 145 684 руб. – 120 тыс. руб. = 25 684 руб. А с учетом госпошлины – 26 655 руб. Неплохо, если учесть, что «Ингосстрах» хотел взять почти полмиллиона. Считаем это победой.

Прочитано 6190 раз