МосАвтоЮрист


Задать свой вопрос сейчас

Заказать звонок

Вторник, 21 Августа 2012 15:15

Рекордная проволочка

ВИД СТРАХОВАНИЯ. Каско

РИСК. «Угон», переквалифицированный в «Ущерб».

ОТВЕТЧИК. «Цюрих»

АВТОМОБИЛЬ. Ford Fusion

СУММА ИСКА. 271 820 (возмещение) + 8 755 (оценка) + 13 868 (проценты за пользование чужими денежными средствами) + 36 000 (аренда гаража) + 27 219 (судебные расходы). Итого: 330 838 руб. 67 коп

ВЗЫСКАНО. 246 328 (возмещение) + 36 725 (проценты за пользование чужими денежными средствами) + 20 000 (услуги представителя) и пр. Итого: 328 190 руб.

МЕСТО РАССМОТРЕНИЯ ДЕЛА. Дорогомиловский районный суд г. Москвы

ДАТА. Автомобиль был угнан 7 декабря 2009. Решение принято 26 марта 2012

 

Все началось в детективном духе, по крайней мере, таинственно. Ford Fusion исчез, владелец заявил в страховую о том, что автомобиль угнали, однако уже через два дня пропажу нашли. Инспектор ГИБДД обнаружил машину на 24-ом километре Каширского шоссе. Машина была без водителя, но, главное, оказалась перевернута – лежала на крыше.

Страховая компания была извещена о том, что теперь она должна платить не за угон, а за ущерб. Но как часто водится у страховщиков, платить «Цюрих» фактически отказался. Остается только гадать, что делала бы компания, если бы риск «угон» оставался в силе? Тогда бы заплатила? Можно помечтать, что тогда, конечно же, да…

Причин задерживать деньги у страховщика не было. Подавая заявление, наш истец не нарушил процедуру ни в одном пункте. Тем не менее, компания нашла возможность затянуть дело. На жалобы, отправленные истцом, она отвечала, что не расплачивается, поскольку занята обжалованием следственных действий сотрудников ОВД. Ей не нравится, как сотрудники ведут расследование. Затем в возражениях на наш иск «Цюрих» заявил, что согласно одному из пунктов его правил решение о выплате может быть отложено до того момента, когда сотрудниками полиции будет вынесен процессуальный акт, который прекращает или приостанавливает производство по делу, вернее – когда такой акт вступит в силу. Поскольку страховая компания постоянно обжаловала постановление о приостановлении расследования в связи с неустановлением виновного лица – выплата не производилась. Компания не причем.

Какое отношение расследование имеет к срокам выплаты, толком пояснено не было. Единственный прозвучавший ответ: «так сказано в наших правилах». В то же время, «придерживая» деньги, компания откровенно нарушала закон, а заодно и другой пункт своих условий, согласно которым, выплата за ущерб должна последовать в сроки не позднее чем через 15 рабочих дней после подачи всех документов. При этом компания даже не удосужилась сообщить владельцу машины о сумме, на которую он может рассчитывать. Было непонятно, что она думает относительно того, по какому риску предстоит расплатиться: подлежит автомобиль, обнаруженный лежащим на крыше, ремонту, или страховой случай должен быть урегулирован на условиях полной гибели?

Так и не дождавшись мнения компании насчет того, сколько стоит ремонт и целесообразен ли он в данном случае, мы с истцом провели независимую экспертизу. Экспертиза показала, что повреждения тяжелы, налицо полная гибель. За ремонт придется отдать 625 387 руб., что значительно превышает страховую стоимость автомобиля (380 000 руб.). При этом наш истец был не против оставить себе годные остатки, стоимость которых, по мнению эксперта, составила 66 тыс. руб. Получалось, что компания должна истцу 271 820 руб. (страховая сумма за вычетом износа и цены годных остатков). Плюс, впрочем, 36 000 руб., которые мы хотели взыскать за то, что истец в течение года был вынужден хранить поврежденный автомобиль в арендованном гараже. Да, да. Целый год страховщик тянул волынку, не предпринимая никаких шагов для урегулирования убытка, не говоря ни «да», ни «нет». Если конечно же не считать обжалования постановления о приостановлении расследования …

Затем еще два года было съедено самим судебным процессом. Причем страховая компания продолжала вести себя в прежнем духе, не являясь на заседания, присылая лишь письменные возражения. Однако один документ она все же предоставила. Так и не сообщив, сколько по его мнению будет стоить ремонт, «Цюрих» все-таки сделал расчет цены годных остатков. Если, по словам нанятого нами эксперта, остатки стоили 66 тыс. руб., то, согласно оценке специалиста, нанятого страховщиком, их цена составляла 115 тыс. руб. Суд назначил свою экспертизу, которая, как чаще всего и бывает, продемонстрировала промежуточный результат – «не нашим, не вашим». По версии судебного оценщика цена годных остатков составила 91 156 руб., отчего сумма, которую предстояло взять с компании, немного уменьшилась.

Однако она по-прежнему оставалась близка к тому, что мы требовали, поскольку процесс затянулся, и штрафные пени были нами уточнены. И суд назначил сумму к выплате, опираясь на тот очевидный факт, что у страховой компании нет никаких оснований отказываться от исполнения договора. Причины задержки не объяснены, а ни одно из условий, которые по закону освобождают страховщика от выплаты, не наступило. Сказать, что наш истец был очень рад – это не сказать ничего. Еще бы. Он уже не верил в успех, потому что и, правда, сложно надеяться на выплату, если ждешь ее целых три года.

Прочитано 5981 раз